ИЗЮМИНКА
ПРОГУЛКА
МЕГАПОЛИС
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
КЛУБОК
33 УДОВОЛЬСТВИЯ
БЕРЛИНЦЫ
PROMO
Открытая сцена
Готовим с изюминкой

Новые рубрики?
Да!
Нет!





PressaRUвDE - Русская пресса (газеты, журналы) Германии.
Берлинцы 
Образ немца  

Многие страницы истории России связаны с присутствием иностранцев, и в частности – немцев. В период правления Петра I иноземцев стали особенно часто приглашать на государственную службу, а также в качестве ученых, учителей, деятелей искусства и культуры. Немало немцев было и среди царственных особ.

Во многих произведениях русских писателей появляется образ иностранца (француза, англичанина, немца). На Руси в XVI – XVII вв. «немцами» называли чужеземцев вообще. Они воспринимались как чужие, как люди, не понимавшие русской речи, «немые». Н.В.Гоголь в «Ночи перед Рождеством» пишет: «Немцем называют у нас всякого, кто только из чужой земли, хоть будь он француз, или цесарец, или швед – все немец».
Образ иностранца интересен и в связи с исследованием русского национального характера. Сравнение с другим, чужим отражает представления русского человека о себе, помогает понять особенности собственного характера, позволяет увидеть СВОЕ через ЧУЖОЕ.

С появлением немцев на русской земле стало складываться и определенное к ним отношение. Многие представления стали впоследствии стереотипными.В.И. Даль в своей книге «Пословицы русского народа» отмечает, что «настоящим немцем» называли человека, отличавшегося пунктуальностью и педантичностью, а также человека с причудами. В XVIII веке были составлены таблицы сравнительных оценок качеств русских и немцев. Интересно, что у немцев преобладают именно те качества, которые менее выражены у русских или отсутствуют вообще: пунктуальность, аккуратность, расчетливость, деловитость. А такие качества, как доброта, гостеприимство, необязательность, более присущи русскому человеку.Аккуратность во всем, дисциплинированность, педантичность, любовь к порядку – именно эти качества присутствуют как основные составляющие образа немца в произведениях русских писателей. И именно они лежат в основе коренных различий немецкого и русского характеров. А.С. Пушкин в «Евгении Онегине», описывая в первой главе картины трудового Петербурга, упоминает и немца:

И хлебник, немец аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз
Уж отворял свой васисдас.

Н.М. Карамзин в «Письмах русского путешественника», написанных в конце XVIII века и рассказывающих о впечатлениях, полученных автором во время посещения Германии и других европейских стран, отмечает отменную чистоту, опрятность улиц, домов, комнат в трактирах как одну из черт жизни немцев. Причем эта черта распространяется как на внешний, так и на внутренний их мир.
Добросовестность в работе, честность, порядочность, надежность – также важная черта немецкого характера, которая, думается, тесно взаимосвязана и с любовью к порядку и педантичностью немцев. Например, в повести Н.В. Гоголя «Невский проспект» встречаются образы двух немцев – Шиллера и Гофмана, «жестяных дел мастера» и «довольно хорошего сапожника». Герой повести, поручик Пирогов, в начале знакомства с ними попадает в комнату, «убранную очень опрятно, показывавшую, что хозяин был немец». Пирогов, заказывая Шиллеру шпоры, спрашивает, почему немец назначает такую высокую цену – пятнадцать рублей. «Немецкая работа, – хладнокровно произнес Шиллер, поглаживая подбородок. – Русский возьмется сделать за два рубля». Как пишет Гоголь, «Шиллер был совершенный немец? Еще с двадцатилетнего возраста, с того счастливого времени, в которое русский живет на фу-фу, уже Шиллер размерил всю свою жизнь? Он положил вставать в семь часов, обедать в два, быть точным во всем и быть пьяным каждое воскресенье».
Следует отметить, что надежность «немецкой работы» передается и в одной из поэм Лермонтова через деталь:

купец Калашников, например, запирает
Свою лавочку дверью дубовою
Да замком немецким со пружиною…

Другая важная черта образа – это «деревянное терпенье немца», как писал об этом Гоголь. Ярко, в сатирической форме показал эту черту и замечательный русский писатель Н.С. Лесков в рассказе «Железная воля». Немец Гуго Карлович Пекторалис, приехав в Россию, самоуверенно полагал, что его терпения достаточно, чтобы преодолеть любые препятствия. Он даже «дал себе слово выучиться русскому языку в полгода, правильно, грамматикально, – и заговорить сразу в один заранее им предназначенный день. Он знал, что немцы говорят смешно по-русски, - и не хотел быть смешным. Учился он один, без помощи руководителя, и притом втайне...»

Скромность, умеренность во всем, строгая экономия, граничащая со скупостью, – эти черты также часто присутствуют в обрисовке образа немца. Например, Карамзин пишет: «В похвалу берлинских граждан говорят, что они трудолюбивы и что самые богатые и знатные люди не расточают денег на суетную роскошь и соблюдают строгую экономию в столе, платье, экипаже и проч.». Карамзин рассказывает и об обманутых надеждах одного жениха, не получившего «золотых гор» за женой в качестве приданого от своего тестя, старика фон Т*. Подобная ситуация встречается и в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума». Репетилов рассказывает Чацкому о своей женитьбе на дочери барона фон Клоца:Приданого взял – шиш, по службе – ничего.Тесть немец, а что проку?..

Побывав в гостях в одном немецком семействе, Карамзин пишет: «Обед был самый умеренный, однако ж и не голодный». Гоголевский Шиллер готов иногда оставаться «несколько голодным», но ни в коем случае не увеличивать своих издержек! А в конце повести автор в своих рассуждениях о превратностях судьбы говорит о том, что иногда человеку приходится довольствоваться «каким-нибудь немецким обедом из картофеля».
Поражает в этом отношении и гончаровский Штольц из романа «Обломов», который сам по себе заслуживает особого разговора. Герой следует заветам отца–немца: как пишет автор, он «жил по бюджету, стараясь тратить каждый день, как каждый рубль, с ежеминутным, никогда не дремлющим контролем издержанного времени, труда, сил души и сердца». А Захар, слуга Обломова, так говорит о немцах:

«А где немцы сору возьмут?..Вы поглядите-ко, как они живут! Вся семья целую неделю кость гложет. Сюртук с плеч отца переходит на сына, а с сына опять на отца… Где им сору взять? У них нет этого вот, как у нас, чтоб в шкафах лежала по годам куча старого изношенного платья или набрался целый угол корок хлеба за зиму… У них и корка зря не валяется: наделают сухариков да с пивом и выпьют!»

В произведениях русских писателей речь идет и о других чертах характера, приписываемых обыкновенно немцу: это и прямолинейность, отсутствие деликатности, холодность, неумение общаться. О «некоторой неловкости в обхождении» пишет,например, Карамзин. А Гончаров показывает глазами матери Штольца, русской по происхождению, «толпу патентованных мещан»: «Нет, так и ломят эти невежи, так и напирают на то, что у них положено, что заберут себе в голову, готовы хоть стену пробить лбом, лишь бы поступить по правилам».

Образ немца, как правило, не является центральным в системе персонажей. Часто встречаются даже просто упоминания, помогающие выделить определенные черты характера. Например, в «Мертвых душах» Гоголь, говоря о столкновении на дороге брички Чичикова с коляской незнакомки, на что собрались поглазеть мужики из деревни, замечает: «Подобное зрелище для мужика сущая благодать, все равно что для немца газеты или клуб».

Изображая немцев, авторы часто используют сатирические методы. Это и лекарь Гибнер из «Ревизора» Н.В.Гоголя, и Пекторалис из «Железной воли» Н.С.Лескова, и даже «чиновные немцы» из эпиграммы Д.Д.Минаева:В России немец каждый,Чинов страдая жаждой,
За них себя раз пять
Позволит нам распять.
По этой-то причине
Перед тобою, росс,
Он задирает нос
При ордене, при чине:
Для немца ведь чины
Вкуснее ветчины.

Положительные образы встречаются нечасто. Одним из них является образ немца–учителя. Интересен, например, Карл Иваныч из «Детства» Л.Н. Толстого. Его воспитанник Николенька Иртеньев замечает «доброе немецкое лицо» учителя, его «добрый немецкий голос», и даже кисточка на ермолке учителя кажется ему «явным доказательством доброты». Образ немца–учителя встречается и у А.С. Грибоедова (ментор, о котором вспоминает Чацкий в одном из своих монологов), и у Д.И. Фонвизина (Вральман из «Недоросля»), и у И.С. Тургенева (Лемм из «Дворянского гнезда»), и у А.И. Герцена (Зонненберг из «Былого и дум»). Причем Герцен достаточно подробно исследует проблему «немец при детях».

Рассматривая проблему изображения немцев в литературе, можно обратить внимание на такие средства создания образов, как речь персонажей, «говорящие» фамилии (Вральман, Гибнер, Штольц и др.), а также то, как называют немцев те или иные персонажи («нехристь», «немчура», «ферфлюхтер» и т. д.).

Заслуживает внимания и рассмотрение этой проблемы в рамках творчества отдельных писателей. И.С. Тургенев, например, изображает немцев, не опираясь на стереотипы. Для него важен характер человека вообще, поэтому он говорит скорее не о национальном, а об общечеловеческом. Почти в каждом его крупном произведении можно встретить образ немца. Кстати, сам Тургенев был достаточно известен в Германии как писатель и с симпатией относился к этой стране. Немцы в его произведениях часто добры, сентиментальны, трудолюбивы, умеют разумно организовать свою жизнь.А.П. Чехов также исследует в первую очередь сам характер человека, национальные черты при этом не играют особой роли. Тем не менее интересны образы, появляющиеся в рассказах «Добрый немец», «Признательный немец», «Учитель», «Русский уголь», «Дуэль» и др. Встречаются образы «обрусевших» немцев и в пьесах Чехова.Как видно, образ немца в произведениях русских писателей имеет определенные, устойчивые, повторяющиеся черты. Складывается своеобразный собирательный, обобщенный образ немца в контексте всей русской литературы. Интересен и образ русского человека, часто противопоставленный образу «чужака». Но у каждого народа, как известно, своя правда. И немецкая скупость на самом деле может обернуться рачительностью, а немецкая «ученость» -- глупостью, непониманием самых простых вещей. Ведь мнение о другом народе обычно отличается от представлений о себе, причем себе чаще приписываются положительные качества, а другим – отрицательные.


Марина Краузе

 

Другие статьи в рубрике «Берлинцы»
ноябрь 2009: «Поэтесса обездоленных»
сентябрь 2009: «Талант быть счастливой»
август 2009: «Письма русского путешественника»
июль 2009: «Крылья детям»
июнь 2009: «Иосиф Райхельгауз»
июнь 2009: «Голубой ангел Берлина»
апрель 2009: «Шендерович в Берлине»
апрель 2009: «Сказка музыканта»
март 2009: «Судьба женщины»
январь 2009: «Гришковец в Берлине»
февраль 2009: «Берлин и Пастернак»
декабрь 2008: «Оскар для Алисы Фрейндлих»



Об "Изюме"
Архив выпусков
Распространение
Реклама
Контакт

Добавь анонс!
Добавить объявление
Войти в справочник
Партнерская программа
Русская пресса
Bowling Berlin







© 2005-2017 Designstudio pixelplant