ИЗЮМИНКА
ПРОГУЛКА
МЕГАПОЛИС
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
КЛУБОК
33 УДОВОЛЬСТВИЯ
БЕРЛИНЦЫ
PROMO
Открытая сцена
Готовим с изюминкой

Новые рубрики?
Да!
Нет!





PressaRUвDE - Русская пресса (газеты, журналы) Германии.
Берлинцы 
Человеки. Часть 2  

на фото Женя Шеф

Славный город Берлин прежде всего известен своими нетривиальными жителями. В прошлом номере Изюма мы познакомили Вас с несколькими необыкновенными людьми, иначе говоря художниками. Сейчас мы имеем честь представить Вам не менее интересных личностей, тоже имеющих непосредственное отношение к искусству. Читайте, внимайте, разумейте!

Назад в будущее


У художника утонченные, прямо-таки дореволюционные манеры и мягкий голос. Среди немецкой аристократии его уже принимают за своего: Женя пишет портрет принца Эдуарда фон Анхальта и создает инсталляции для зоопарка бабочек в замке князей цу Сайн -Виттгенштейн-Сайн. Этот аристократизм не очень вяжется с энергичным и деловым псевдонимом Женя Шеф. С другой стороныэнергии Жене тоже не занимать. И все это очень удачно совмещается в одном флаконе.

Кстати, стеклянных флаконов в стеклянном же шкафчике у Жени великое множество. Внутри - масло с янтарными добавками. Никакой химической гадости, все натуральное, соки земли, соки природы. Именно на этом и должно строиться искусство.

Женя ратует за возвращение к истокам, к античности. Наше время он уподобляет Ренессансу после темного периода Средневековья. И теперь искусство должно быть обращено к людям, но предлагаться не в качестве минутной забавы, а в качестве высокого и возвышающего. Сам Женя готов тянуться к идеалу бесконечно. Его цельсделать что-то, достойное великих предшественников - Рубенса, Веласкеса и Леонардо да Винчи, не больше не меньше. В такой компании позволять себе леность, расхлябанность и небрежность просто непозволительно. Вот Женя и не позволяет. Ведет в красивейших альбомах дневники, делает на полях наброски. Слушает Моцарта. Смакует изысканные вина. И много работает.

А мог бы стать кинозвездой, если бы захотел. Все детство снимался в кино. Вспоминает, как его, одетого в костюмчик маленького дворянина 19 века, водили за руку по каким-то улицам и рынкам. Попал Женя и на съемки «Вия» и там в перерыве наблюдал поразительную картину: наряженные в чертей, ведьм и прочую нечисть пенсионеры читали газету «Правда». Наверное, с той поры отношение к официальному режиму у Жени было настороженное. Поэтому в Москве еще во время учебы в художественном ВУЗе он выставлялся с художниками-нонконформистами, пока в 1985 году не уехал в Германию.

Здешним современным искусством был горько разочарован. Не признает Женя свободы, которая никак не перекликается с традицией. И сам старается делать так, как надона стыке. Его блестящая живописная техника, поразительно прорисованные деталии чьи-то ботинки на одиноком камне среди бескрайней воды. Эта работа называется «Ватерлиния», выставляться же будет в конце лета в Русском музее.

Для совместной с немецкими художниками выставки «Искусство и вино» художник написал масляными красками человеческие фигуры прямо на облитых вином холстах. Свобода? Еще какая. Традицииа Вы посмотрите на мастерские изображения. Возвыситесь, гарантирую.

 



Страна Мюрмюндия


На визитке Марины Любаскиной значится: «Художница-мюрмюристка». В словаре художественных терминов Вы «мюрмюризм» не найдете: Марина - мать-основательница и пока что единственный член группы мюрмюристов. Милое словечко происходит от француского «murmurer» - шептать. И объясняется все просто: пустая бочка гремит громко, а вот все самое важное люди произносят шепотом. Несколько самых главных слов. По секрету. Только тс-с-с.

Это, если хотите, стиль жизни Марины, а не художественное направление. Она не переносит громких заявлений вроде «Я – художник», не переносит пафоса. Сама себя определяет без затей: «Девочка, которая вышла погулять». А делать искусство – просто стало функцией организма. Чем тут гордиться? Чистая физиология. Можно сказать, врожденное.

Так было с самого детства – сначала художественная школа в Гусеве, небольшом городке Калининградской области, потом уже художественное училище в Калининграде – сказочном городе с морем. Тут Марина очень повезло: училище было передовое и либеральное, открытое западным веяниям, студенты делали много смелых по тем временам вещей. Марининым коллажем - буквами алфавита, сложенными из женских ножек – восхищался весь обком партии области. За высшим образованием поехала в университет им. Герцена в Санкт-Петербург, «самый красивый город на земле». Только ни Калининград, ни Питер так никогда Родиной и не стали. Родиной был и остается Узбекистан, откуда годовалую Марину увезла мама, разведясь с ее арабо-персидско-узбекским папой. Папа снова объявится лет эдак через двадцать с небольшим, предлагая воссоединение семьи. А еще лет через десять художница поедет в Узбекистан навестить родных и сделает фотосерию «Я ищу мою родину». Нашла.

Живет все-таки с 1998 года большей частью в Берлине, «городе-курорте», иногда заглядывая в Москву и Петербург. Только по приезде сюда она начала заниматься фотографией, объектами и перформансами. Одним из самых известных стал «Orgasmus» в Ифа-галерее, где Марина создала коллекцию одежды из туалетной бумаги: она символично должна очищать этот, ну, скажем помягче, грязный мир. Между прочим, на перформансе Марина проявила чудеса самообладания, выгнав известного хулиганствами, вроде разбрасывания собственных экскрементов, Александра Бренера, который появился в галерее с подозрительным мешочком в руке. Марина просто очень громко и не очень вежливо попросила его уйти – как художник художника. А он, ко всеобщему изумлению, взял и ушел. Господин Бренер! Если вы читаете эти строки, то имейте в виду: Марине Вас жалко и она извиняется за грубость.

Графические и живописные работы художницы – по всему миру. В художественной коллекции Бундестага, например, – объект «Любовь, жизнь, мир». В прошлом году Марина приняла участие в выставке «Приключения черного квадрата» в Русском музее с серией «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан», где на фотографиях семь квадратов всех цветов радуги прикрывают нижнюю часть женского живота.

А еще Марина пишет стихи. А еще – книгу о любви. Только книгу все никак не удается закончить: любовь не заканчивается. Потому что вокруг люди, а они важнее всего, как и жизнь с этими людьми. С искусства же спроса никакого - игра.

 


 

Оперивший мир


А если без преувеличений – то уж точно половину этого мира. Алексей Кострома – человек «перьевой», птичий пух для него - просто хлеб насущный. Такой легкий, мягкий, невесомый, приятный для глаза и на ощупь. Ну нравятся художнику птичьи перышки, гармонируют с его внутренним «я», что, кстати, уже неплохо характеризует человека. Невинная склоность превратилась в фирменный знак Костромы, который он щедро оставляет везде, где только можно. Конечно, вряд ли преподаватели средней художественной школы при Академии им. Репина в Санкт-Петербурге, а позже – профессора этой самой академии, могли вообразить, чем будет заниматься их ученик. Добротное классическое образование, академизм, приемы, доведенные до автоматизма, – от всего этого Алексей старательно избавляется на протяжении многих лет. Вряд ли ему удастся выкорчевать из себя всю старую школу до конца (советское образование – самое лучшее в мире). Обращение к «перьевой» теме было, наверное, формой протеста. Началось повальное оперение в «золотые девяностые», когда все пути были открыты, а государство, слишком занятое другими проблемами, не обращало ни малейшего внимания на художников. Первое понастоящему громкое оперение в Санкт-Петербурге Кострома и его группа «Тут-и-там» провели 9 мая 1994 года: тогда объектом стала пушка в Петропавловской крепости. И это была только разминка. Модель статуи Медного всадника (на- стоящего не дали) тоже подверглась оперению, а потом кружила над городом на вертолете. Веселились все. Художник изобрел и запатентовал свой способ оперения. На очереди – самолет, ИЛ-62М для этой цели вполне сгодится. На счету у Костромы – не только оперение действительности, но и мистификация. Он расписал цифрами башню в одном из двориков-колодцев на Седьмой Линии Васильевского острова. Первоначально на башню еще и яйцо водрузили (яичная тема и оскорлупление в творчестве художни- ка тоже занимают не последнее место), однако оно со временем исчезло, а вот цифры остались и долго не давали покоя туристам, их гидам и дотошным математикам, силящимся разглядеть в их комбинации какую-то логику. Вообще, цифры для художника тоже важны: разрисованная крошечными циферками бабочка недавно была продана на аукционе Sotheby's. Еще один любимый материал – волосы. Связанной из волос нитью длиной в два километра Кострома с приходом миллениума отмерил две тысячи лет человеческой истории. Когда я пришла, Алексей возился с мыльными пузырями: выдавленные на поверхность кругляшки краски разных цветов образовывали картину. Мыльные пузыри – это, согласитесь, не менее приятно, чем перья. А еще Кострома ромашки любит. А еще – солнце, пение птиц и высокие потолки. Таким вот симпатичные и простые вещи. А получается – самое что ни на есть искусство.

 

 

 


 


Китуп и пр.


Китуп – это не то, что вы подумали (что бы вы там не подумали), это всего лишь фамилия. И имя имеется – Илья. А в придачу к таким замечательным и так подходящим творческому человеку имени и фамилии есть еще и сам творческий человек, собственно, Илья Китуп. Художник, поэт и рисовальщик комиксов.

Родился в Вильнюсе, учился в Москве – в МГУ на филологическом, как говорится, в лучших традициях. Правда, на этом все традиции заканчиваются и начинается нечто абсолютно противоположное. В начале девяностых Китуп участвует в легендарной выставке концептуалистов в Трехпрудном переулке. Вместе с соратником Кругликовым делает инсталляцию кабины какой-то диковинной машины, а с Авдеем Тер-Оганьяном – перформанс «Карлики». И прочее, и прочее.

Примерно в то же время, начиная с 1991 года, выходят три небольшие стихотворные книжечки, оформленные самим автором: «Вокруг нас — все», «Весь мир» и «Мамка-космос». Эти строчки про нашу жизнь, копошащуюся, сумасшедшую и какую-то смешную.


«У меня есть брат

Ходит в детский сад

А потом помрет

Так и жизнь пройдет».

И прочее, в таком духе. Кто-то не понимает, например, одна из переводчиц Ильи очень расстраивалась: непонятно – и все тут. А он никак не мог ей помочь, вроде все уже сказано. Зато на поэтических слэмах в Берлине люди понимали: Китуп там не раз становился победителем.

Вообще было бы глупо подходить к стихам Китупа со всей серьезностью и с острым карандашом в руках, готовым подчеркивать метафоры и синекдохи. Он – большой шутник, из тех, с кем обычно бывает непонятно, шутят они или говорят серьезно (всегда ли понятно это им самим – тоже вопрос).

Подход к его художественным работам – похожий. В серии «Эпос» Илья занимается бытописанием российской действительности. С размахом и великодержавно, получается добротная социальная реклама. «Кокаин», «Откат», «Нефть» и прочее - все ключевые понятия а под ними картинки. Мотив повторяется в серии «На три буквы», и на этот раз над футуристическими фонами мы видим культовые аббревиатуры – КГБ, ДДР и прочее. А от высокой государственности Илья легко переходит к «40 малюткам» и прочим маленьким радостям, целым батальоном помещающимся на листе А4.

Уже много лет Китуп в качестве редактора, художника и издателя в одном лице выпускает журнал комиксов «Пропеллер». Вышло уже 22 номера – и на русском, и на английском языках. Комиксы как раз по нему: вроде сплошное детство и несерьезность, а если присмотреться и вчитаться – про взрослую жизнь. И, конечно, про все прочее.


Любовь Коротецкая




 

Другие статьи в рубрике «Берлинцы»
ноябрь 2009: «Поэтесса обездоленных»
сентябрь 2009: «Талант быть счастливой»
август 2009: «Письма русского путешественника»
июль 2009: «Крылья детям»
июнь 2009: «Иосиф Райхельгауз»
июнь 2009: «Голубой ангел Берлина»
апрель 2009: «Шендерович в Берлине»
апрель 2009: «Сказка музыканта»
март 2009: «Судьба женщины»
январь 2009: «Гришковец в Берлине»
февраль 2009: «Берлин и Пастернак»
декабрь 2008: «Оскар для Алисы Фрейндлих»



Об "Изюме"
Архив выпусков
Распространение
Реклама
Контакт

Добавь анонс!
Добавить объявление
Войти в справочник
Партнерская программа
Русская пресса
Bowling Berlin







© 2005-2017 Designstudio pixelplant